Телефон: (8412) 34-58-12
СЛУШАЙТЕ РАДИО, ОСТАЛЬНОЕ ВИДИМОСТЬ

Житель Пензы пытается вернуть "проданную" квартиру

02 July 2020

Никогда не разговаривайте с неизвестными

Михаил Булгаков, “Мастер и Маргарита”

 

Николай Владимирович блуждает растерянным взглядом по студии. Вряд ли он когда-либо в своей жизни предполагал, что окажется у микрофона, да еще по такому удручающему поводу. В 67 лет он лишился двухкомнатной квартиры. Не за долги, не из-за несчастного случая, а по прихоти человека, который нашел легкую жертву для наживы. 

 

Худой, болезненный человек, опирающийся на клюшку, всклокоченная борода спрятана под медицинской маской, он смутно помнит события того рокового дня — из-за алкоголя, одурманивающего вещества, подмешаного в крепкий напиток (в этом он уверен), усталости от собственного бессилия и доверчивости.

 

"Я в то время выпивал. Он мне в стакан что-то насыпал, а я был маленько выпимши. “За знакомство. Давай за знакомство выпьем”. Он-то не пьет, мне налил.И ребята двое у меня сидели на кухне. Ну что он налил?! Этим никому ничего, он мне налил только. Я выпил, но гадость какая-то. Понял, что-то не то. Посидели. Познакомились. Он мне еще стакан наливает. Я говорю: “Хватит наверно”. А я уже был поддатый. “Ну давай”. Еще я стакан выпил. Ну всё. “Поехали со мной”. По-видимому, я что-то подписывал. Я сколько вспоминаю, но не могу вспомнить", — рассказывает наш герой свою историю.

 

Вместе с новым знакомым Николай Владимирович, как оказалось, побывал в МФЦ на проспекте Победы, где и была оформлена сделка по передаче квартиры новому владельцу. Правда, о том, что он теперь не собственник своих квадратных метров, мужчина узнал лишь спустя сутки, когда, возвращаясь от матери — 93-летней женщины, купившей сыну квартиру на сэкономленные и взятые взаймы у родственников деньги, обнаружил вскрытые двери, разбросанные вещи, вынесенную на помойку мебель.

 

Пережив шок от случившегося, он обратился в полицию с заявлением о проведении проверки и привлечении к уголовной ответственности человека, завладевшего его квартирой. 

 

“Так как на социальную пенсию ему было тяжело содержать данную квартиру, то он дал объявление о сдаче одной комнаты в аренду. По объявлению к нему приехал мужчина, с которым они договорились, что тот будет снимать комнату. После чего арендатор стал угощать Николая Владимировича спиртными напитками, пообещал заплатить за несколько месяцев вперед. При этом пояснил, что необходимо заверить у нотариуса письменный договор. 26 марта мужчины вместе приехали к нотариусу, где он подписал, как впоследствии оказалось со слов адвоката, договор купли-продажи квартиры и собственноручно написал расписку в получении наличными двух миллионов рублей”, — гласят сухие строки постановления полиции об отказе в возбуждении уголовного дела. 

 

"Какие миллионы? Где у меня деньги? Хоть копейка была бы. Я вот пенсию получил 8 тыс. рублей. Больше у меня нет. При мальчишках, на кухне когда сидели, кинул на стол 50 тыс. рублей, “пятерками”, десять “пятерок”. Вроде “на квартиру меня пустишь, я тебе буду каждый месяц по 5 тыс. давать”. Но тут получилась вот такая музыка", — сетует мужчина.

 

Сам же “покупатель” в пояснении полиции утверждает, что понятия не имеет ни о каких 50 тыс. рублей, а Николай Владимирович сам позвонил ему, откликнувшись на объявление “о приобретении права собственности на квартиру без снятия с регистрации и переезда продавца”. Только продавцу съехать всё равно пришлось, опасаясь за свою жизнь и здоровье. Вот уже несколько месяцев мужчина живет вместе с престарелыми родителями в однокомнатной квартире в соседнем подъезде.

 

Впрочем, надежда на возвращение собственного жилья остается. Те самые приятели, которые находились на кухне в момент появления дельца, вспомнили, что он взял документы Николая Владимировича без спросу, причем не только на городскую квартиру, но и на сельский домик неподалеку от Пензы. На этом основании прокуратура опротестовала отказ полиции в возбуждении уголовного дела. Между тем, в этом пакете, который, к слову, Николай Владимирович так больше и не увидел, были паспорт, свидетельство о рождении и другие важные бумаги. Что-то уже удалось восстановить. Удастся ли восстановить справедливость, теперь зависит от правоохранительных органов.